Всё о рынке питания вне дома
  • Допустимые лица: фейс-контроль в клубе

Допустимые лица: фейс-контроль в клубе

Еще недавно фейс-контроль декларировался в очень многих клубах, будучи скорее данью моде, чем насущной необходимостью. Но в последнее время появилась другая тенденция – смягчение фейс-контроля в большинстве заведений для развлечений и отдыха. Сейчас о наличии у себя фейс-контроля заявляет около четверти клубов Москвы. Однако контроль должен быть незаметным – иначе есть риск растерять клиентов.
«С увеличением числа развлекательных заведений в Москве стало несколько сложнее привлекать к себе публику, – говорит арт-директор клуба Art Garbage Дмитрий Кудинов. – В условиях обострившейся конкуренции (ежемесячно в столице открываются несколько новых клубов) отказом от жесткого фейс-контроля мы сохраняем постоянных клиентов и привлекаем новых». По данным информационного агентства Intermedia, в Москве открыто и работает около 150 разных клубов.
Как считает светский обозреватель газеты «Коммерсант Weekend» Алена Антонова, некоторая демократизация фейс-контроля обусловлена и повышением «качества» самой клубной публики. За последние 10 лет в стране сформировался круг людей, достаточно молодых и обеспеченных, культурных, знающих правила поведения в различных клубах.
Впрочем, в элитных заведениях, скажем, в «Шамбала DJ-баре», от жесткого фейс-контроля, по словам координатора проекта Михаила Козлова, отказываться не собираются. В таких местах, а также в специальных клубах (гей-клубы, профессиональные или творческие, клубы по интересам) практика фейс-контроля служит как для обеспечения безопасности посетителей, так и для определения круга завсегдатаев. Как правило, именно последние приносят основной доход заведению. К примеру, успех клуба «Цепеллин» менеджмент объясняет именно наличием фейс-контроля. Костяк посетителей «Цепеллина» – около 300 человек, старающихся не пропускать ни одного мало-мальски значимого клубного мероприятия. Именно этот круг красивых и обеспеченных молодых людей создает праздничную атмосферу, которой славятся элитные клубы. Хотя доход «Цепеллину» приносит солидная публика, тратящая за вечер более $100.

Места обитания


Хорошие фейс-контролеры – большая редкость, убежден Дмитрий Кудинов. Не так просто найти человека, который сможет отвечать за самое главное для заведения – его наполнение. Кроме того, на фейс-контролере лежит ответственность за репутацию клуба. Кудинов дал хорошую оценку работе лишь двух людей, стоявших на входе в его заведение. Как правило, лучшие фейс-контролеры – сами бывшие «тусовщики», лично знакомые с большинством московских клабберов и разбирающиеся в модных веяниях. Такие люди «выращиваются» годами. Например, команда фейс-контролеров «Шамбала DJ-бара» начинала работать с Михаилом Козловым еще в проекте «Титаник» распространителями флайеров.
В элитные клубах, посещаемых состоятельными людьми и знаменитостями, со средней суммой счета более $50, работают не менее знаменитые фейс-контролеры, имеющие большой опыт работы. К примеру, в клубе «Цепеллин», известном достаточно жесткой и избирательной пропускной системой, за фейс-контроль отвечает Надежда Ромашина. Она является также и «лицом» заведения. До нынешнего места работы Надежда трудилась в «Джаз-кафе», бывшим некогда культовым местом для московской богемы и прогрессивной молодежи. Там она приобрела необходимый опыт и познакомилась с основной массой представителей клубной публики.
В демократичных заведениях простейшими функциями фейс-контроля – отсевом потенциально агрессивных, а также находящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения лиц – занимается охрана. По словам Натальи Шарымовой, промоутера «Клуба на Брестской», со временем охранники становятся хорошими фейс-контролерами. Хотя лучше заключать договор с персоналом, у которого есть лицензия на охранную деятельность. Заключив договор с охранным агентством, клуб вправе ожидать, что предоставленные работники прошли специальный курс обучения. К примеру, в клубе «Алиби» фейс-контроль осуществляют охранники с лицензией. Специальная психологическая подготовка позволяет им по мимике, жестам, движениям и взглядам потенциального посетителя определить степень его соответствия формату клуба, – об этом рассказал арт-директор «Алиби» Сергей Антоненко. Как считает Сергей, работать со специалистами, предоставленными охранным агентством, предпочтительнее, хотя и несколько дороже, чем со «своими» людьми.
В некоторых заведениях проводят специальные тренинги для персонала, стоящего на входе. Например, по словам арт-менеджера клубов «Огород» и «Ботаник» Медеи Кирсановой, для сотрудников, работающих на входах этих заведений, под ее руководством проводятся специальные тренинги по культуре речи и хорошим манерам. Здесь охранник даже не имеет права обратиться к гостю – разрешением возникающих вопросов и проблем занимается менеджер либо управляющий. Функции фейс-контролера берет на себя сама Кирсанова, решая проблему наполнения клуба путем выдачи клубных карт подходящим к формату заведения посетителям (при этом учитываются в первую очередь рекомендации и пожелания членов клуба).

Бойцы невидимого фронта


В идеале фейс-контролер должен подчиняться только директору. К нему не должен обращаться с просьбами пропустить своих протеже никто из персонала. Случаются ситуации, когда, например, арт-директор на устраиваемую им вечеринку просит пропустить своих друзей и знакомых. Если тот соглашается, клуб работает не на кассу, а на промоушен арт-директора. Такая ситуация, считает Дмитрий Кудинов, иногда допустима, но ни в коем случае не должна превращаться в традицию.
Фейс-контролер должен знать в лицо «тусовщиков», увлеченных процессом клубной жизни и оставляющих в заведении значительные суммы. По словам директора клуба-ресторана «Марика» Анастасии Клименко, при этом очень важно взаимодействие фейс-контролера с менеджером. Клиенты, бронирующие столы, диваны в ресторане-клубе по депозиту; посетители, делающие дорогостоящие заказы или угощающие присутствующих; коммуникабельные люди, становящиеся душой любой компании, – информацию о таких посетителях менеджер обязан донести до фейс-контролера.
По словам Дмитрия Ашмана, арт-директора клуба «Цепеллин», фейс-контролер обязан быть настойчивым, даже жестким. Зачастую посетители, не допущенные в заведение, пытаются спорить или дать взятку; порой дело доходит до угроз. В таких случаях в разрешение конфликта должна вступать охрана. К примеру, как-то охрана клуба «Б2» не пропустила большую группу смуглых граждан, при этом отказывающихся пройти досмотр. По словам PR-менеджера «Б2» Натальи Каштановой, недовольные люди начали было извлекать на улице огнестрельное оружие, но были обезврежены охраной.
Однако фейс-контролер приступает к активным действиям далеко не всегда, иногда ограничиваясь беглым осмотром клиента и передавая свои впечатления охране посредством мимики и условных знаков (они заранее обсуждаются и являются специфическими в разных заведениях). Ситуация должна оцениваться им сразу: лучше предотвратить возможные неприятности, пусть даже гипотетические, чем потом бороться с ними – так единодушно считают все опрошенные специалисты.
К примеру, в «Цепеллине» Надежда Ромашина некредитоспособных, на свой взгляд, гостей выявляет следующим образом: предлагает им приобрести клубную карту. На отказ сделать это Ромашина отвечает отказом пропустить их в клуб.
Но лучший, используемый практически всеми фейс-контролерами, способ – это беседа с клиентом. Надежде Ромашиной иногда достаточно нескольких фраз, дабы определить статус гостя. Например, поинтересоваться, с какой целью он направляется именно в «Цепеллин», знаком ли с кем-либо из членов клуба. Вежливая, интеллигентная речь, хорошие манеры, доброжелательность, улыбка посетителя – и он попадает внутрь. Использование сниженной лексики и сленга, артикуляция нетрезвого человека не оставляет посетителю шансов пройти через фейс-контроль.
Что касается униформы для фейс-контролеров, то она тоже зависит от формата и специфики заведения. Где-то будет уместен яркий, карнавальный костюм, где-то подчеркнуто милитаризованная, «силовая» одежда (в байк-клубах, спортивных барах и других). По мнению большинства клубных менеджеров, для охраны более подходит классический мужской костюм. Фейс-контролеры же обычно одеваются стильно, но неброско, дабы неакцентировать свое присутствие.

Дресс-код


Дресс-код сегодня, по словам Ромашиной, работает лишь отчасти. Естественно, респектабельные клиенты предпочитают классическую одежду хороших марок (так называемый Semi-Formal), а публика помоложе – туалеты от модных производителей. Но совсем не факт, что модно и дорого одетый посетитель собирается серьезно потратиться в заведении. Действительно, богатые люди, как правило, не любят афишировать себя и одеваются скромно. Люди творческих профессий, как отмечает Ромашина, порой выбирают наряды, оригинальные до экстравагантности, или из концептуальных соображений одеваются нарочито небрежно. Клубные завсегдатаи фрики вообще предпочитают чуть ли не карнавальные костюмы.
Словом, в вопросе одежды к посетителям также необходим индивидуальный подход. Безусловно, отсекаются неряшливо, грязно одетые люди, а также носители рыночных спортивных костюмов. Большое подозрение у фейс-контролера и охраны вызывают компании людей, одетых одинаково, особенно если это молодые люди с короткими стрижками либо рэпперы в шароварах.
Дополнительная проблема, возникающая в жаркий сезон в заведениях с открытыми площадками, – обслуживание лиц в шортах и спортивной одежде. Например, в клубе «Запасник» этот вопрос решают с каждым клиентом персонально.
В «Шамбала DJ-баре», по словам Михаила Козлова, дресс-код принципиален. Статус заведения для богемы и состоятельных людей требует, чтобы гости приходили сюда одетые как для посещения театра. Администрация «Шамбалы» трепетно относится к стилю и атмосфере заведения и ждет того же от гостей. Неприемлема запыленная обувь – гости прибывают на машинах. Посетительницы должны иметь с собой не больше вещей, чем вмещается в театральную сумочку.

Михаил Ардабьев,
специально для «МД. Ресторан»

Выпуск журнала:
Коментарии (0)