Всё о рынке питания вне дома
  • Ф.И.О. как конкурентное преимущество

Ф.И.О. как конкурентное преимущество

В Москве уже несколько лет работают более 20 ресторанов, принадлежащих членам семей известных актеров, режиссеров и художников. Одного из самых успешных рестораторов, Антона Табакова, даже перестали воспринимать как актера, сыгравшего главную роль в фильме «Тимур и его команда». Сегодняшний Табаков – это совладелец более чем 10 заведений и автор книги «Кулинарные истории». Антон признает, что добиться успеха на ресторанном поприще ему отчасти помогла собственная известная фамилия.

«Меня с детства избаловали вкусной едой, – рассказывает о причинах, побудивших его стать ресторатором, Степан Михалков. – Мое детство частично прошло в ресторанах, меня часто брали с собой родители (режиссер Никита Михалков и актриса Анастасия Вертинская. – Прим. ред.)». Ничего удивительного в том, что актеры и их дети открывают рестораны, по мнению Михалкова, нет: они любят и знают, как проводить там время. Сейчас Степан – владелец четырех московских заведений: «Ветерок», Snob’s, «Vаниль» и «Вертинский».
Антон Табаков, сын актера и режиссера, художественного руководителя МХАТ им. Чехова Олега Табакова, придерживается другой точки зрения. Он утверждает, что ресторанный бизнес, особенно в середине 1990-х гг., был лишь одним из вариантов заработка. «Это было время новых возможностей для самореализации, – считает он. – Кроме того, с помощью ресторанов можно было неплохо заработать».


В ресторанный бизнес также пришел и сын режиссера и актера Сергея Бондарчука и актрисы Ирины Скобцевой Федор Бондарчук (партнер Михалкова по «Vанили» и «Вертинскому»). Федор ведет шоу на телевидении и активно снимается в кино. Свой ресторан есть и у актрисы Аллы Будницкой – «У бабушки». Осенью 2003 г. открыл ресторан «Дети солнца» в Переделкине Иван Панфилов, сын режиссера Глеба Панфилова и актрисы Инны Чуриковой. Кроме того, дебютант в ресторанном деле – актер и телеведущий Михаил Ширвиндт, на счету которого ресторан «Штольц» (один из учредителей «Штольца» – также Антон Табаков).


Все рестораторы из известных семей, опрошенные «МД. Рестораном», утверждают, что громкое имя им было только на руку. По словам Табакова, оно «работало» на переговорах с чиновниками, при обсуждении аренды или лицензий. В середине 1990-х гг., когда пробиться к власти могли либо сами чиновники, либо их друзья, ему двери открыла фамилия отца. «Дело даже не в том, хотели мне помогать или нет. Они хотя бы выслушивали. Им пришлось поверить нам на слово, поскольку никаких гарантий, что проект окажется успешным, мы дать не могли», – признается Антон. А Иван Панфилов отмечает: «Фамилия принесла мне кредит доверия при оформлении документов. Поскольку приходилось общаться с «Литфондом», где меня не знали, помогали имена родителей».


Арендовать помещение для ресторана «Vаниль» Степану Михалкову составил протекцию Никита Михалков, который заручился поддержкой префекта Центрального округа Москвы Александра Музыкантского. Имя известного отца тогда помогло начинающему предпринимателю завоевать доверие и расположение властей, утверждает сам Степан.
Однако самое большое преимущество – это огромное количество знакомых, которые оказываются первыми гостями новых заведений. Некоторые рестораторы специально создают проекты для своей аудитории. «Первые гости открывшегося ресторана – это друзья владельца. Дальше – друзья друзей и так далее, – сказал Степан Михалков. – Поэтому очень важно, чтобы у владельца был широкий круг общения». А у людей из актерской среды всегда много знакомых, поясняет Михалков.


Впрочем, Табаков считает, что объединить людей творческих не так-то просто: зачастую у коллег бывают напряженные отношения. «Мне повезло, что мой круг общения – это люди всех поколений, – добавил Табаков. – Я собрал их в своем первом ресторане».
Повезло и Ивану Панфилову. Его проект «Дети солнца» находится в писательском поселке Переделкино с 50-летней историей (Московская обл.). «Здесь все друг друга знают и понимают, к кому они пришли в ресторан, – рассказал Иван. – Хотя я не афиширую свои родственные связи и позиционирую ресторан как актерский, люди все равно идут на имя». Впрочем, как отмечает он, проект и выстраивали в соответствии с духом поселка.
Однако гости-друзья иногда «садятся на шею» , особенно когда дело доходит до оплаты. Знакомые полагают, что еда должна быть бесплатной, тогда как уже несколько «подаренных» блюд ощутимы для начинающего бизнеса. Михаил Ширвиндт сформулировал свой закон для таких случаев: «Если вы один раз покормили человека бесплатно, то за деньги он уже никогда не придет». В качестве альтернативы Ширвиндт предлагает использовать систему скидок постоянным клиентам.


Если решить этическую проблему с оплатой счетов, то гости-друзья сыграют не последнюю роль в создании атмосферы заведения. По словам Антона Табакова, в его первых заведениях ужинали бизнесмены, которым было приятно находится в одном зале с богемой. Что же касается людей творческих, то многие из них приходили со спонсорами (последние выбирали рестораны как место для деловых встреч). «Предприниматели и люди творчества договаривались о работе именно в ресторанах, – рассказал Табаков. – Это сочетание создавало особую атмосферу, за которую посетители платили немалые деньги. Так бывает и сейчас».


«Еда для посетителей не первична. Они кучкуются, тусуются, им важна атмосфера, кем заполнено заведение, кто и что рядом находится», – продолжил свою мысль Антон. С ним согласен и Степан Михалков: от хозяина, связанного с богемой, ждут светской изысканности и только потом – хорошей кухни.
Рестораторы из известных семей утверждают, что имена им помогают и в продвижении проектов. Люди всегда с интересом приходят посмотреть на ресторан «сына Инны Чуриковой» или «Табакова, сына Табакова». «Всегда приятно прийти в ресторан, где знаешь владельца», – отмечает Степан Михалков. Немаловажную роль играют связи звезд и членов их семей со СМИ. Журналисты неизменно проявляют интерес к подобным проектам. Например, о ресторане «Дети солнца» писал еженедельник «Семь дней», специализирующийся на рассказах о жизни звезд, а не на общепите.


Михаил Ширвиндт вспоминает, как связи помогали ему раскрутить «Штольц»: «У меня было больше возможностей рекламировать свое дело. Что-то по дружбе на радио разрешали сказать, что-то – в интервью».
Некоторые предприниматели при открытии ресторана берут в долю артистов, рассчитывая на имя народного любимца. По словам Антона Табакова, полноценную рекламу в СМИ не может позволить себе ни одно заведение, а договор с актером экономит немалые средства. Актеру же подобное соглашение помогает найти инвестиции в свои творческие проекты.
При расширении бизнеса работают те же преимущества, признаются актеры-рестораторы. «Первое, c чем связаны мои проекты, – это c моей личностью, – признался Степан Михалков. – Люди, которые меня или обо мне знают и являются клиентами «Vанили», обязательно придут в мой новый ресторан, хотя бы один раз».
Однако рестораторы признают, что известное имя – это еще и большая ответственность. «Нельзя сделать плохо, надо всегда держать марку, – считает Иван Панфилов. – Не хотелось бы, чтобы отрицательное впечатление от ресторана каким-то образом соотносилось с именем владельца и его семьи». Это морально тяжело для ресторатора-звезды и заставляет его вкладывать в проект больше сил.


Имя не спасает в ситуации, когда недоработана одна из составляющих ресторанного проекта, например кухня. Ресторан Михаила Ширвиндта «Штольц» менял шеф-поваров шесть раз. По признанию Ширвинда, еда в его ресторане стала вкусной только два месяца назад. Он сожалеет о потерянных за два года клиентах: «Мы их потеряли навсегда, и они больше никогда не придут». В таких случаях даже рестораторам-звездам приходится выстраивать лояльность у посетителей заново.

Ася Кузнецова,
специально для «МД. Ресторан»

Выпуск журнала:
Коментарии (0)