Всё о рынке питания вне дома
  • Сами по себе: российские франчайзи Subway

Сами по себе: российские франчайзи Subway

Около года назад американский рынок фаст-фуда взбудоражила сенсационная новость: в США сеть Subway обогнала McDonald’s по количеству точек. Успех Subway специалисты объясняют простотой концепции: управлять сетью может даже неопытный франчайзи. В России Subway предлагает франшизу с 1994 г., однако за 10 лет открылось лишь 10 точек. Причины медленного развития Subway в России – отсутствие контроля и централизованного управления.

На официальном сайте www.subway.com в он-лайн режиме приводится статистика количества ресторанов Subway по всему миру. На конец июля в 74 странах мира работали 19172 точки. Причем большая часть заведений находится в США и Канаде. Первый ресторанчик Subway открыли в 1965 г. студент Фред Де Люка и друг его родителей доктор Питер Бак. С помощью «бутербродного» бизнеса предпринима-тели намеревались заработать денег на учебу Фреда в колледже. Сейчас брэнд Subway принадлежит компании Doctor’s Associates Inc., которая, не имея собственных ресторанов, занимается продажей франшиз и контролем франчайзи.


Основа меню Subway – холодные и горячие сэндвичи, которые готовятся на глазах у клиента. Гость может сам выбирать составляющие бутерброда – например, добавить сыр или увеличить порцию лука. Ассортимент сэндвичей в некоторых заведениях достигает 100 наименований. Именно Subway первой среди сетей фаст-фуда начала использовать в своей рекламе пропаганду здорового образа жизни: теперь вся Америка знает историю Джареда Фогла, который благодаря сэндвичам Subway смог сбросить половину веса. Этот прием привлек в сеть много новых клиентов.


Развивается Subway только по франчайзингу. Концепция сети проста и доступна даже для начинающих рестораторов. Американский журнал Entrepreneur Magazine уже 11 лет (в том числе в 2003 г.) ставит Subway на 1-е место в рейтинге лучших франшиз. По словам Геннадия Кочеткова, вице-президента по развитию Subway Russia, открыть ресторан можно даже в жилом доме, так как в заведении не предусмотрена настоящая кухня и нет запахов. Кроме того, для Subway требу-ется минимум оборудования, из которого самое сложное – печь для выпечки хлеба (подробнее см. план-схему), 40–50 кв. м площади для организации раздачи и подсобных помещений и еще 100–200 кв. м под зал со столиками для гостей.
В России открытие ресторана Subway обойдется предпринимателю минимум в $70–100 тыс. Правда, франчайзи еще придется заплатить 10 тыс. Doctor’s Associates Inc. за обучение сотрудника в американском центре в течение двух недель (там выдается рецептура всех сэндвичей), а также за помощь в расстановке оборудования, столиков и т.п. После открытия точки франчайзи должен отчислять роялти – 8% с оборота.


Однако, по информации «МД. Ресторана», по меньшей мере один из российских франчайзи не заплатил роялти ни разу. «Зачем мы будем что-то платить, когда у нас и так были проблемы с продажами, управлением и поддержкой бизнеса франчайзи, – поделился ресторатор, просивший не указывать его имени в печати. – Франчайзер нам не помогал, все приходилось делать самим».
В России интересы брэнда Subway представляет компания Subway Russia LLC., которая в 1992 г. купила франшизу с правом перепродажи на всю территорию России (договор заключен на 20 лет). Subway Russia LLC. зарегистрирована в штате Невада (США), ее учредители – Джеймс Гансингер, Девид Уоррелл и Девид Дитамасо (все трое живут в США). Московский офис Subway Russia возглавляет Геннадий Кочетков, который не стал раскрывать свой юридический статус по отношению к компании, сообщив, что является одним из инвесторов Subway Russia. Эта компания заключает договора с российскими франчайзи, контролирует выполнение мировых стандартов Subway в России и помогает решать проблемы франчайзи. Subway Russia получает от Doctor’s Associates Inc. проценты от роялти, которые выплачивают российские франчайзи (размер процента Кочетков раскрывать не стал).

Неуправляемые


Сейчас в России под вывеской Subway работают девять заведений, из которых семь в Москве и два в Екатеринбурге. Планируется к открытию еще одно – в Санкт-Петербурге. Однако, как утверждают опрошенные «МД. Рестораном» франчайзи, они не чувствуют себя сетью – каждый работает сам по себе. Нет единой ценовой политики, стоимость одного и того же сэндвича может разниться в пару десятков рублей. Средний чек в московских Subway – 100–150 руб.
Франчайзи отмечают, что лишены преимуществ сетевого бизнеса. Каждая точка сама заключает договоры с поставщиками и не может рассчитывать на скидки. Более того, новому франчайзи приходится самостоятельно искать поставщиков. «Контакты поставщиков нам дал Виктор Анников (владелец точки на Сухаревской пл., в середине 1990-х – сотрудник Subway Russia. – Прим. ред.) – он среди нас самый опытный франчайзи», – поделился Александр Антропов, владелец двух Subway в районе станции метро «Белорусская». Сам же Анников, по его словам, достаточно долго строил базу поставщиков.


Во всем мире франчайзи Subway работают иначе – они должны покупать определенные позиции (к примеру, мясо) только у сертифицированных поставщиков (продукты этих компаний соответствуют стандартам концепции). По словам Геннадия Кочеткова, большинство таких поставщиков находится в США или Ирландии, поэтому импортировать продукты в Россию слишком дорого. Сертифицированных компаний в России нет, хотя в штате Subway Russia, по словам Кочеткова, есть специальный человек, который занимается поиском поставщиков. «Нас интересуют стабильность качества, культура производства и цена, – объясняет Геннадий. – Если нас компания устраивает, то мы можем заклю-чить с ней рамочное соглашение, чтобы она была поставщиком сети». Однако Subway Russia до сих пор не удалось найти таких поставщиков, хотя Кочетков отметил, что ведет переговоры с компанией, специализирующейся на выпечке хлеба. Сейчас хлеб (замороженные полуфабрикаты) для всех точек Subway импортируется из Испании. Это единственный продукт, который должен на 100% отвечать стандартам Subway, поскольку благодаря хлебу сэндвичи Subway отличаются от бутербродов других концепций.


Нет единства у франчайзи и в продвижении брэнда. По данным КОМКОН (RTGI-Россия), в 2002 г. о существовании Subway знало 7,2% населения, посещало еще меньше – 1%. Для сравнения: в «Макдональдс» ходят 37,3%, знают эту марку 67,2% россиян. «Нам не хватает рекламной поддержки, многие люди не знают про Subway, – считает Александр Антропов. – Я сам не слышал о сети, пока не нашел ее сайт в Интернете».


«Мы пытались продвигать рестораны самостоятельно, печатали рекламные листовки, которые раздавали в кассах кинотеатра «Пушкинский». Еще делали агрессивную рекламу на радиостанции 106,8 FM, работали на празднике «Серебряного дождя», – вспоминает Илья Лычев, бывший сотрудник компании, которой в свое время принадлежало два Subway (на Пушкинской площади и в «Рамсторе» на Шереметьевской улице).


Геннадий Кочетков объясняет, что пока Subway Russia не может позволить себе рекламную кампанию: российская сеть слишком маленькая. «Но как только активных франчайзи будет больше десятка, мы начнем рекламироваться», – добавляет он. Зимой этого года франчайзи попытались объединить усилия и сделать рекламную акцию к Пасхе, однако, по словам Кочеткова, действия предпринимателей не были слаженными, точки были оформлены по-разному. «Однако важно, что все проявили инициативу», – объясняет Геннадий.


Как рассказал Илья Лычев, Subway Russia – компания, которая должна помогать франчайзи, – зачастую была бессильна (Лычев не работает в Subway больше года). «В ресторане как-то сломалась деталь оборудования, которая тонко нарезала помидоры, – вспоминает Лычев. – Я обратился в Subway Russia, где мне порекомендовали написать письмо в головной офис в США. Ответ я получил только на третье письмо, а сама рекомендация по ремонту пришла через несколько месяцев».

Без контроля


В США всех франчайзи контролируют региональные представители Subway, в чьи обязанности входит регулярное посещение ресторанов. Эти люди проверяют, насколько точно предприниматели следуют стандартам сети: рецептуре, качеству обслуживания и пр.


Кроме того, все франчайзи обязаны ежедневно отправлять франчайзеру (по факсу или электронной почте) отчеты продаж. В них указывается количество проданных блюд, расход продуктов и т.п. В России такие отчеты франчайзи должны предоставлять раз в неделю, причем и в Subway Russia, и в Doctor’s Associates Inc. «Мы анализируем эти данные и всегда знаем, что происходит в ресторанах франчайзи, – говорит Геннадий Кочетков. – Если в них что-то не так, то мы звоним и обсуждаем проблемы».


Геннадий Кочетков уверяет, что он и его подчиненные ходят с проверками по точкам. Однако людей, которых персонал ресторанов не знал бы в лицо, в Subway Russia нет. «Пока мы не можем позволить себе проводить обезличенные проверки: слишком мало точек, чтобы нанимать специальных людей», – говорит Геннадий. Еще сложнее с контролем региональных франчайзи (Екатеринбург, Санкт-Петербург) – в эти города представители Subway Russia наведываются из Москвы. По словам Кочеткова, крупных нарушений (за исключением ситуации в Петербурге) проверки Subway Russia не выявили ни разу.


Тем не менее заведения Subway в Москве сильно отличаются друг от друга. К примеру, дизайн табло с меню над прилавком в точке на Сухаревской площади и в заведении рядом с Белорусским вокзалом совершенно разный: и цветовая гамма, и шрифты. В некоторых заведениях тунец в сэндвичах имеет разный вкус, а в одном из Subway в бутерброде с тунцом попадаются кости.
В точке на Пушкинской площади, которая закрылась 1 июля 2003 г., дизайн интерьера вообще мало напоминал американский Subway, в меню была еще и пицца, а через какое-то время появились и кондитерские изделия. «Когда американцы приехали к нам с проверкой, то, увидев оформление, очень удивились, – вспоминает Лычев. – Однако никаких инструментов, чтобы призвать нас к порядку, у них не было». «А что нам еще оставалось делать, если люди не хотели идти в неизвестную концепцию? Мы как могли боролись за клиентов, наши действия дали результат», – добавил Илья.

Светлое будущее


«Потенциальным покупателям франшизы Subway я бы рекомендовал хорошенько все взвесить, прежде чем принимать решение, – считает Анников. – Этот бизнес кажется простым, но через какое-то время возникают проблемы, о которых не рассказывают во время обучения в США (к примеру, в России сезонная цена на овощи различается в 5 раз). А людей, которые могли бы помочь, в России нет».


«Сейчас сеть делается руками таких энтузиастов, как мы, – делится Александр Антропов. – Я купил франшизу, потому что не хотел изобретать велосипед. Правда, я рассчитывал на больший оборот, но сейчас понимаю, что это малореально, потому что Subway в России мало знают».
Медленное развитие сети Кочетков объясняет отсутствием общей юридической культуры в России. «Бизнес строится на неформальных отношениях, а работать по системе франчайзинга очень тяжело», – сетует он. На вопрос об инвестициях в развитие сети последовал ответ, что Subway Russia – малое предприятие, которое живет на заработанные деньги. «Пока этот заработок не настолько велик, чтобы мы могли вкладывать», – объясняет Геннадий.


Президент Российской ассоциации развития франчайзинга Александр Майлер считает, что Subway Russia обожглась на первом ресторане в Санкт-Петербурге и до сих пор не может оправиться. «Самый большой риск во франчайзинге на российском рынке – это недобросовестные партнеры», – считает Майлер.
Юлия Шапакова, менеджер по франчайзингу компании «Ростикс», считает, что одна из причин медленного развития Subway в России – отсутствие налаженных связей с поставщиками. «У наших партнеров-лицензиатов не болит голова о поставщиках, они получают продукты по низким ценам от проверенных компаний, – рассказывает Шапакова о сети «Ростик’c». – Кроме того, у нас есть целый штат людей, которые постоянно помогают, обучают и контролируют лицензиатов».


Из-за того, что у франчайзи нет, в частности, дешевых ингредиентов, сэндвичи стоят в рознице около 80 руб. «Россияне не готовы к такой высокой стоимости бутерброда, – убежден Илья Лычев. – К тому же на раскрутку брэнда Subway Russia не тратит ни копейки».


Тем не менее Владимир Анников считает, что у концепции Subway в России хорошие перспективы. «В нашей стране любят бутерброды, – объясняет Анников. – Если сделать рекламную кампанию здорового фаст-фуда, то клиентов будет намного больше». С ним согласен и Александр Майлер: «Если эта концепция доказала свою состоятельность в США, то при желании можно построить сеть и в России».

Анна Людковская

Выпуск журнала:
Комментарии (0)