Журнал «FoodService»:
все о рынке питания вне дома


Считаем убытки



            Наши вопросы:

  1. Какую долю вашего бизнеса составляет стрит-фуд?

  2. В каких регионах вы открываете точки стрит-фуда? Какую долю составляют точки в Москве?

  3. Сколько точек стрит-фуда у вас работало в Москве на момент вступления Собянина в должность?

  4. Сколько точек было закрыто после зачистки города от ларьков? Где они располагались?

  5. Сколько точек удалось вернуть? Они установлены на прежнее место или перемещены?

  6. Как вы боролись (и боретесь) за свои права?

  7. Как вы оцениваете потери компании, вызванные атакой на стрит-фуд?

  8. Как вы собираетесь развивать компанию в дальнейшем, столкнувшисьс произволом муниципальных властей?


Эдуард Агапов, председатель Ассоциации быстрого питания, генеральный директор сети «Скороешка»

  1. 100% нашего бизнеса – это фаст-фуд.

  2. Все точки находятся в Москве.

  3. Сеть «Скороешка» состояла из 48 точек.

  4. Был закрыт 21 объект сети в ЦАО, ЗАО и СЗАО. В целом по Ассоциации, куда входят «Крошка-Картошка», «Распекай», «Стардог!s», «Скороешка», «Блинок», «Пироги из печи», «Пирогов и Караваев», была закрыта 141 точка.

  5. Де-юре какие-то объекты были восстановлены, но де-факто игрокам были отведены места с низким потоком, кроме того, многие «восстановленные» точки не работают, поскольку подключение к электричеству будет через три месяца.

  6. Сейчас мы активно работаем в рамках нашей ассоциации. Как положено, пишем письма в различные инстанции, сотрудничаем с  Общероссийской общественной организацией малого и среднего предпринимательства «Опора России», с Департаментом потребительского рынка Москвы, который в целом на нашей стороне. Если таким образом не удастся добиться успехов в ближайшее время и восстановить объекты, то следующим шагом будут иски в суд.

  7. Эти цифры уже были озвучены: мелкорозничный бизнес в связи с ликвидацией торговых объектов потерял примерно 500 млн руб. выручки.

  8. См. пункт 6.

Сергей Рак, директор по развитию компании «Маркон»

  1. Порядка 80% нашего бизнеса занимает стрит-фуд.

  2. Практически все точки (99%) находятся в Москве.

  3. Нестационарная торговая сеть «Стардог!s» в Москве состояла из 150 точек продаж.

  4. Тогда мы потеряли около трети точек сети «Стардог!s» – 50 штук, преимущественно они находились в ЦАО.

  5. Только 15 из них удалось вернуть. Они были установлены на прежние места. 

  6. Наши меры: письма властям от общественных организаций; участие в круглых столах и рабочих группах, интервью СМИ, арбитраж.

  7. Потери выручки торговой сети «Стардог!s» в ноябре составили около 30 млн руб. В 1-м полугодии 2011 г. в Москве будут на 30% сокращены места для дислокации точек уличной торговли. Причем, как мы понимаем, не все доступные места будут адекватными.

  8. Собираемся больше инвестировать в региональные проекты.

Залина Абдусаламова, директор сети «Супчик»

  1. Cтрит-фуд занимает 30% нашего бизнеса.

  2. Мы работаем только в столице.

  3. Тогда у нас была только одна точка, на улице Селезневская, в доме 30, рядом с метро «Новослободская».

  4. Точка не была закрыта, но, на мой взгляд, лишь благодаря тому, что сотрудники Управы Тверского района, где стоит наш киоск, одни из немногих на территории ЦАО продемонстрировали цивилизованный подход к указу господина Собянина. Нас не стали убирать совсем, но попросили подвинуться, так как оказалось, что наша палатка мешает движению на перекрестке. На мое замечание, как же вы выдали разрешение на размещение киоска именно на этом месте год назад, они развели руками и сказали, что требование подвинуть киоск выдвинуло ГУВД Москвы. Пока обсуждение затихло, но я не уверена, что надолго.

  5. В начале декабря произошла более вопиющая история. В одно прекрасное утро на точку пришел электрик из местного ГРЭПа и отключил нас от электричества посреди рабочего дня. Когда я туда дозвонилась, барышня-диспетчер объяснила мне, что, для того чтобы мне включили электричество, я должна предоставить договор с Мосэнерго в местный ДЕЗ. Для тех, кто не понимает абсурдность ситуации, поясню: местный ДЕЗ нас к электричеству и подключал в начале этого года на основании договора с Мосэнерго. Получается, что договор с Мосэнерго есть, мы платим исправно за электроэнергию, ДЕЗ нас подключал к ближайшей подстанции, а отключает какой-то электрик, который при этом изрекает что-то вроде: «Это приказ Собянина». Складывается ощущение, что все сошли с ума.

  6. Пока мы боремся только методом громких переговоров, но если бы меня опять не подключили к электричеству, то я пошла бы в суд.

  7. А как бы вы оценили потери здорового человека, попавшего в сумасшедший дом? На мой взгляд, именно таковы позиции малого бизнеса на московском рынке. Я бы сделала акцент на том, что эта атака влияет не только на компании стрит-фуда, но и на потребителей.

  8. Риск и нестабильность на рынке стрит-фуда, конечно, склоняют многих предпринимателей к освоению зон фуд-корта и других коммерческих торговых площадей. Но тем не менее стрит-фуд – это отдельный сегмент рынка, который должен существовать и имеет на это право, он нужен и востребован. Остается только надеяться, что когда-нибудь мы придем к цивилизованному общению городских властей с предприятиями стрит-фуда.

Геннадий Кочетков, вице-президент по развитию Subway Russia

  1. Наша концепция не ориентирована на формат автокафе. Этого формата нет ни в одной другой стране. В России мы были вынуждены использовать его в качестве временной меры, так как приемлемой коммерческой недвижимости катастрофически не хватает. Наши автокафе не являются самодостаточными и не могут работать как независимые субъекты предпринимательства. Все они – сателлиты уже действующих ресторанов.

  2. Мы используем автокафе там, где есть проблемы с коммерческой недвижимостью и где это возможно (многие города запрещают этот формат). У нас такие точки есть в Москве и одна в Питере.

  3. На момент собянинской акции у нас в Москве работало три автокафе, но планировалась установка еще нескольких.

  4. Акция коснулась в основном планов открытия новых автокафе. Все действовавшие автокафе продолжили работу.

  5. Все новые точки будут проходить переутверждение в январе и мае 2011 г., но число их будет ограничено по решению Совета директоров Subway Russia.

  6. Мы рекомендовали нашим франчайзи воздержаться от участия в тендерах префектур Москвы по автокафе, так как считаем, что это не наш формат.

  7. Мы не много потеряли, но ничего и не приобрели. Этот инцидент еще раз показал уязвимость малого бизнеса перед авторитарной властью. Поэтому мы ориентируемся на рыночные механизмы, а не на «административные ресурсы».

  8. Автокафе не будут играть серьезной роли в системе Subway.

Сергей Батовский, директор сети стрит-фуда «Распекай»

  1. 100% нашего бизнеса составляет стрит-фуд: собственные точки «Распекай» и франчайзинговые «Крошки-Картошки».

  2. Все точки находятся в Москве.

  3. До собянинской зачистки у нас работало 46 точек.

  4. Было закрыто 15 точек, преимущественно это были точки «Распекай», а также несколько «Крошек-Картошек». Большинство из них находилось в ЮАО и ЮВАО.

  5. К нашему огромному сожалению, вернуть не удалось ничего.

  6. Считаю, что нет смысла бороться с ветряными мельницами. В данном случае это бесполезно: Собянин сейчас третий человек по политическому весу в стране. В итоге нам пришлось сокращать собственные издержки: увольнять людей, сейчас будем продавать наше сертифицированное производство и переводить кухню на аутсорсинг.

  7. Мы потеряли около 40% оборота. Теперь у нас отрицательная рентабельность.

  8. Будем стараться развивать бизнес дальше, насколько это возможно.


Выпуск журнала:
Теги:
Комментарии (0)