Журнал «FoodService»:
все о рынке питания вне дома

И снова бургеры, Карл!

20 октября 2021, 06:10 Екатерина Головацкая,

Американская сеть Carl’s Jr. вышла на российский рынок более 15 лет назад и успела обзавестись поклонниками среди любителей качественных бургеров еще до того, как в крупных городах началась мода на бургерные гурме. Однако до последнего времени присутствие бренда в стране оставалось очень слабым. Введенное в 2014 г. продовольственное эмбарго подкосило бизнес российского мастер-франчайзи, и в 2015 г. владелец бренда, компания CKE Restaurants, прекратила с ним партнерство. Новый виток развитию сети в России призвано дать появление осенью 2021 г. нового мастер-франчайзи в лице компании Nevada Russia Franchising Company (NRFC). «FoodService» поговорил с основным владельцем и CEO компании Стивеном Брауном о перспективах бренда в насыщенном бургерном сегменте, планах развития и ожиданиях от российского рынка.

CJ_2.jpg


– Давайте начнем с истории Nevada Russia Franchising Company. Как давно вы работаете на российском рынке? Каким бизнесом занимаетесь?

– Nevada Russia Franchising Company – новая компания. Она была создана недавно для получения мастер-франшизы Carl's Jr. в РФ. Однако люди, которые ее основали, вели бизнес в России с начала 1990-х. Я и мой партнер открыли первый ресторан Subway в Санкт-Петербурге в 1994 г., став владельцами мастер-франшизы. За несколько лет Subway превратился в крупнейшую франчайзинговую компанию в России. Я был первым генеральным директором Subway Russia, наладил всю инфраструктуру, необходимую для открытия первого ресторана.

В 1995 г. я вернулся в США, на Гавайи. Там я основал несколько собственных ресторанных компаний. Еще до России в Штатах у меня было несколько ресторанных франшиз: Burger King, Subway. Вернувшись на Гавайи, я вместе с партнером купил франшизу Carl's Jr. Этот бренд я хорошо знал с детства: я вырос в Южной Калифорнии. Мой дядя был хорошим другом основателя бренда Карла Катчера. Когда я был маленьким, я всегда получал бесплатный бургер от дяди. Мы ходили в Carl’s, чтобы я мог бесплатно поесть.

В 1998 г. мы с женой переехали в Неваду. В Неваде мы построили семь ресторанов Carl's Jr. Спустя 12 лет продали их другому франчайзи. После этого я решил отойти от операционного управления и заняться консалтингом. Мы создавали концепции, открывали рестораны. Так что я по-прежнему в том или ином виде занимаюсь ресторанным бизнесом. Кроме того, я по-прежнему работаю с Subway Russia в качестве консультанта и финансового партнера. А теперь, спустя 25 лет, я снова в России.

– Почему вы решили вернуться?

– В 2019 г. была круглая дата – 25 лет с момента открытия первого ресторана Subway в России. Мы с женой приехали на праздник в Санкт-Петербург. Приехал и мой партнер, тот самый, с которым мы вместе открывали в России первый Subway. Тогда впервые и встал вопрос о том, чтобы вернуться. На меня вышли люди из Carl's Jr.: они знали, что я приеду в Петербург. Мы встретились, провели переговоры. Они искали потенциального мастер-франчайзи на Россию, и меня это очень заинтересовало, поскольку я считаю Carl's Jr. действительно отличной концепцией.

Я вернулся в Россию в начале 2020 г., прямо перед локдауном. Мы подписали контракт и сформировали NRFC, которая являет собой группу людей, изначально работавших в Subway. Это дает нам возможность развивать бренд по всей стране, причем гораздо быстрее, чем если бы мы начинали с того, что просто пытались собрать команду для строительства ресторана. У нас есть люди в каждом регионе: от Владивостока до Калининграда, от Сочи до Норильска. Я рад вернуться в Россию, мне здесь очень нравится. Когда-то я неплохо говорил по-русски, но за 25 лет почти забыл язык.

Мы уже приступили к созданию нашего первого ресторана. Мы построим собственный ресторан в Санкт-Петербурге на Невском проспекте. Также мы сформировали тренинговый центр, отдел обучения и все необходимое для развития франшизы. Я думаю, что Carl's Jr. – это отличная бизнес-возможность, которая пока недооценена на российском рынке. Бренд давно присутствует в вашей стране, он многое пережил. Предыдущий владелец мастер-франшизы, компания «Яркая звезда», построил порядка 50 ресторанов.

– Почему они свернули бизнес?

– Это произошло в 2014–2015 гг., когда обрушился рубль и ввели эмбарго. Большинство продуктов шло из Европы. Причин было много, но все экономические. В итоге рестораны были закрыты. В России остались несколько независимых франчайзи, которые продолжали управлять отдельными ресторанами при поддержке держателя бренда, компании CKR Restaurants. Сейчас ресторанов 15, в основном в Санкт-Петербурге, пара в Москве и на севере страны. Эти франчайзи теперь наши партнеры, и они дают нам хорошую основу для будущего роста.

– Как вы думаете, какие ошибки были допущены предыдущим мастер-франчайзи? И как планируете избежать их?

– Честно говоря, я мало о них знаю. Я не думаю, что были какие-то серьезные ошибки. Это была очень богатая компания («Сибирский берег». – Прим. ред.), и в какой-то момент дела у них пошли не очень хорошо. Им пришлось переключиться на другие задачи. Они заработали много денег на снеках, это был их основной бизнес, а Carl's Jr., скорее, второстепенный. Но зато теперь в России есть много лояльных клиентов, которым нравится Carl's Jr. Так что для меня это хорошо. Для меня прошлое бренда не так важно. Мне нужно двигаться вперед.

– Почему вы с партнерами, будучи владельцами в России мастер-франшизы Subway, решили взять еще одну мастер-франшизу американского фастфуда? Будете предлагать второй бренд в качестве дополнения уже имеющимся российским франчайзи?

– Я не смотрю на это в таком ключе. Мы с партнерами много лет в этом бизнесе и всегда верили в силу бургерных брендов. Так что для нас, а в первую очередь для меня как для основного владельца, это естественный шаг. Хотя инвесторы те же, что и у Subway, Nevada – совершенно самостоятельная компания, и я лично сфокусирован на развитии бренда Carl’s Jr.

– В чем вы видите конкурентные преимущества Carl’s Jr. по сравнению с другими бургерными брендами, хорошо зарекомендовавшими себя и широко представленными в России, такими как McDonald’s, Burger King? Можно упомянуть еще KFC, хотя это и не бренд бургеров, но он сейчас очень силен в России.

– Я думаю, что мы очень достойно конкурируем со всеми этими брендами, а также и с более премиальными, такими как #Farш и Hesburger. Так, мы везем в Россию пятизвездочный бургер. На мой вкус, это лучший премиальный сэндвич. Мы делаем куриную продукцию, которая напрямую конкурирует с KFC, и даже лучше, чем у KFC. Я думаю, что Carl’s Jr. всегда был первым. Когда мы начали выпускать в Соединенных Штатах большие гамбургеры, их больше ни у кого не было. А теперь все их делают. Мы первые, кто стал использовать цельное куриное филе, а не рубленое мясо, а совсем недавно Burger King начал делать то же самое в США. У нас также есть очень хорошая линейка завтраков, которую мы собираемся внедрить в России. Наши завтраки гораздо лучше, чем любые другие в ресторанах быстрого обслуживания. В России такого не было.

– Расскажите подробнее о ваших завтраках.

– Мы введем их в нашем первом ресторане, который собираемся открыть в Санкт-Петербурге. У нас есть самые разные завтраки: сэндвичи, буррито, блинчики, завтрак в американском стиле. И большая премиальная линейка кофе. Так что я думаю, у нас есть очень хорошая возможность побороться со всеми брендами. Я не вижу в этом проблемы: у нас в США очень много мест, где есть McDonald’s, Burger King, KFC и Carl’s Jr., – все рядом. И мы очень хорошо выглядим на фоне остальных. Думаю, мы сможем сделать то же самое и в России.

– Какой у вас планируется средний чек? Немного выше, чем у прямых конкурентов?

– Я бы так не сказал. Конечно, McDonald’s занижает цену. У них недорогой продукт, возможно, потому что он у них другой. С Burger King у нас почти равные цены. При этом мы ниже по цене, чем такие бренды, как #Farш и подобные ему, с которыми, я думаю, мы также конкурируем.

– Вы планируете большую маркетинговую кампанию?

– 1 октября мы запускаем кампанию, посвященную пятизвездочному бургеру. Посмотрим на реакцию и решим, что делать дальше в области маркетинга. Планов очень много.

– Вы заявляли о планах открытия 300 ресторанов в России. За какой период вы хотите этого добиться?

– Да, цель такая. Посмотрим, как пойдет. У нас договор мастер-франшизы на 20 лет, и мы собираемся открыть за этот срок более 300 ресторанов. Но я думаю, что мы будем развиваться быстрее. В какой-то момент у нас открывалось по два ресторана Subway в неделю! Так что мы знаем, как это делается.

– Планирует ли Nevada Russia Franchising Company инвестировать корпоративные деньги в развитие сети или, скорее, реализует модель, аналогичную Subway, с привлечением ряда субфранчайзи?

– Мы прежде всего франчайзинговая компания, однозначно. Но мы, безусловно, вкладываем в инфраструктуру и на первом этапе инвестируем в собственные рестораны. Мы планируем открыть по крайней мере два ресторана в Санкт-Петербурге и будем отталкиваться от этого. Все зависит от того, будет ли подходящая недвижимость. У нас есть собственные специалисты по недвижимости, которые уже ищут места по всей стране. И если появится действительно хорошее место, мы за него ухватимся. Может быть, мы сделаем ресторан сами, может быть, передадим франчайзи.

– Как вы планируете привлекать франчайзи? Какие преимущества можете предложить по сравнению другими франчайзинговыми брендами?

– Я считаю, наше самое большое преимущество – это опыт. Мы сами были франчайзи Carl’s Jr. много лет. И у нас есть большой опыт работы в этой стране. Кроме того, у нас действительно есть целый портфель партнеров-франчайзи, которые могут захотеть открыть Carl’s Jr. Эти люди уже работали с нами и могут быть заинтересованы в приобретении еще одного бренда. У нас уже есть один франчайзи в Чите, у которого есть и Subway, и Carl’s Jr. Так что первоначально внимание будет сосредоточено на существующих контактах. Потом уже подключится маркетинг, но я думаю, что Carl’s Jr. может стать очень популярным. Нам просто нужно показать людям, что мы окажем им всю необходимую поддержку. И я думаю, что мы можем упростить людям открытие собственного бизнеса, – в этом же суть франчайзинга.

– Каковы условия вашей франшизы?

– Паушальный взнос составляет $30 тыс., роялти – 6% валовых продаж. Также предстоит создать национальный рекламный фонд. Сейчас все расходы на рекламу берут на себя франчайзи. Откроем еще несколько ресторанов, тогда мы, вероятно, сможем перейти на национальное финансирование. В целом наш франчайзинговый пакет немного дешевле, чем у Burger King или McDonald’s.

– В управляющей компании уже большая команда?

– Да, уже довольно большая. Я нанял руководящий состав, у меня есть маркетологи, бухгалтеры, ИТ-специалисты, отдел франчайзинга, менеджер по поставкам в Москве. Я думаю, что на Carl’s Jr. уже работает около 25 человек. У нас хорошая основа для запуска. Это не то же самое, что начинать с нуля. Когда я впервые пришел в Subway в России, было очень тяжело. Это было в 1989–1990 гг. Мне было 28 лет. Тогда в стране менялось буквально все. Ресторанного бизнеса по сути не было. Да ничего не было! Идешь в магазин, а там пусто. Я помню, как с женой, переводчиком и другом мы пошли в хороший, я бы даже сказал элитный, ресторан в Санкт-Петербурге. Мы вошли, сели, они дали нам меню и потом пришли принять заказ. Мы заказываем что-то, а официант нам говорит: «Нет этого». – «А это?» – «Этого тоже нет». – «А как насчет этого?» – «И этого нет». – «А что же у вас есть?» – «У нас есть водка!» И никакой еды.

Когда мы возвращались в 2019 г., моя жена сидела у иллюминатора в самолете и на подлете к Санкт-Петербургу сказала: «Кто-то включил свет!». Когда мы уезжали, не было света. Все было темно. Помню аэропорт Шереметьево – всего один фонарь. Теперь это самый красивый аэропорт в мире. Да, огромная перемена. Когда мы только приехали, вместо кассовых аппаратов были счеты, а к тому времени, как мы открыли наш первый Subway, наконец-то появились компьютеры. Всего через несколько лет. У Америки ушло на это, наверное, 75 лет, у России – два, три года. Потрясающий прогресс!

– Особенно в Москве и в Санкт-Петербурге.

– Да, это была фантастика. Начинать бизнес в России в то время было действительно весело, и мне очень нравилось. Сейчас я снова путешествую по стране. Так, я был в Новосибирске несколько раз. В эту поездку я должен был поехать в Норильск, но мне все еще нужна специальная виза, потому что это закрытый город. На ее получение ушло около двух месяцев, и я не успел ей воспользоваться. На получение визы для поездки в Норильск ушло больше времени, чем на поездку по всей стране! Когда я впервые сюда приехал, первое место, где мы собирались построить первый Subway, был Саратов.

– Саратов?

– Да, мы пробыли в Саратове три месяца, пока не осознали, что это не то место, с которого стоит начинать. Тогда это тоже был закрытый город. Для въезда и выезда необходимо было иметь паспорт. Один раз мы прятались на полу автобуса. Это было безумно.

Удивительно, насколько быстро россияне адаптировались к переменам. Это действительно впечатляет. Думаю, на этот раз задача у нас не такая сложная, как 25 лет назад. Хотя все равно будет сложно, но и весело тоже. Так что в любом случае мы будем делать то, что делаем. Carl’s Jr. – действительно хорошая концепция.

– Вы локализуете поставки продуктов, чтобы избежать проблем, с которыми столкнулся предыдущий мастер-франчайзи?

– Мы работаем над этим с тех пор, как стали участвовать в этом проекте. Я встречаюсь с производителями и дистрибьюторами продуктов питания. По мясу, например, мы работаем с «Марр Руссия», и они хорошо справляются со своей работой. Но на рынке есть и другие производители мяса с собственными фермами, с которыми мы также ведем переговоры. Так что мы будем серьезно работать над цепочками поставок, логистикой, контролем качества и себестоимости. Особенно с учетом той встряски, которая происходит в последние полтора года, когда все так быстро меняется.

– Так сейчас во всем мире.

– Да, и это вызывает беспокойство, потому что рестораны выживают с очень небольшой маржой, и все стоит дорого, особенно в Соединенных Штатах, где сегодня очень дорогие продукты питания. Но мы готовы ко всему. Мы занимаемся этим бизнесом уже очень долго в самых разных местах. Мы немало знаем о России, у нас много надежных партнеров. Так что мы настроены оптимистично.

CJ_1.jpg


Сеть Carl’s Jr. основана в США в Анахайме, штат Калифорния, Карлом Карчером в 1941 г. Сегодня бренд принадлежит компании CKE Restaurants и объединяет почти 4000 ресторанов быстрого обслуживания в США, Франции, Мексике, Австралии, Сингапуре, Таиланде и других странах. На российский рынок сеть впервые вышла в 2005 г., подписав договор мастер-франшизы с компанией «Яркая звезда» (основана совладельцами компании «Сибирский берег»). В 2015 г. мастер-франшиза была отозвана, рестораны в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Краснодаре были закрыты. Несколько ресторанов бренда в Петербурге, Москве и других городах, находившихся под управлением других франчайзи, продолжили работу. На текущий момент в России работают 15 ресторанов сети.

И снова бургеры, Карл!

Новый виток развитию сети Carl’s Jr. в России призвано дать появление нового мастер-франчайзи Nevada Russia Franchising Company (NRFC). «FoodService» поговорил с основным владельцем и CEO компании Стивеном Брауном. | Журнал «FoodService»

Комментарии (0)
Похожие статьи